Список претензий к Косаченко

I. Она не менеджер в классическом смысле этого термина — она лишь человек, обладающий определёнными связями в мире Формулы 1 и выходом на определенные правительственные круги.
Подтверждением того являются события конца 2011 года, когда Косаченко при наличии явных признаков того, что Виталий — лишний человек в Lotus (Грожан и Ряйконнен), не смогла заблаговременно проанализировать ситуацию и принять соответствующие меры. Последующее решение было скорее реакционным, чем просчитанным заранее (высадка Трулли).

Из пункта №1 вытекают другие, не менее важные:

II. Неудовлетворительная работа по брендингу пилота:

  • нулевая маркетологическая привлекательность Петрова, заключающаяся в отсутствии персональных спонсорских соглашений пилота;
  • неспособность заключения контрактов, соответствующих гоночным характеристиками пилота;
  • отсутствие работы с западными компаниями, «коль Русь родная не помогает!».

III. Полнейшнее пренебрежение пилотскими качествами Виталия Петрова. Не хочет подчеркивать и выделять его хорошие спортивные результаты на фоне опытных партнёров: Ника Хайдфильда и Хейкки Ковалайнена в особенности. Игнорирование факта, что Виталий буквально вырвал для Caterham 10 место в Кубке Конструкторов. За исключением сезона 2010 года, где по вполне понятным причинам (новичок же!) Виталий не мог выступать ярко по сравнением со своими напарниками по команде, Петров выступал максимально ярко и заметно, даже для рядового, не ренты-, пилота. В 2012 году была вообще уникальная ситуация: болид Caterham разрабатывался не под Виталия (все мы помним, как он ждал, пока сиденье сделают под него). Несмотря на это, Виталий адаптировался в машине, выиграв по гонкам у Хейкки. Более того, во второй половине сезона ему удалось сделать невозможное — начать побеждать в квалификациях, где особенно был хорош Ковалайнен. Ну и концовка сезона — гонка в Бразилии, когда желанное 10 место в КК привёз не любимчик публики, а рента-пилот, не пользующийся никаким спросом на рынке пилотов. Не снять сливки с этого успеха могла только Косаченко, которая откровенно профейлила в маркетинговом плане феерический подиум Виталия в Австралии 2011 года.

IV. Приставка «рента-». Понятное дело, сейчас термин «рента-» не должен восприниматься негативно в нынешнее время, но менеджер, который решает вопросы лишь деньгами (заметим — чужими!), поневоле сам становится рента-менеджером. Сформулирую краткое определение:

Рента-менеджер, это менеджер, который при размещении своего подопечного пилота в гоночную команду основной акцент делает на спонсорский пакет, который может принести пилот, а не гоночную и прочую привлекательность пилота.

V. Потеря государственной поддержки (в 2011 году). После того, как Виталию Петрову и ей была оказана величайшая честь общаться с первыми лицами государства, нынешнее положение пилота говорит только об одном: о потере государственной поддержки. «Вертолёты России», как бы не отрицали это, — лишь жалкие остатки былой господдержки.
Более того, то самое письмо было расценено как «попрошайничество», хотя в 2010 году никто этим не чурался.

VI. Неуважение к собственному подопечному. Почему-то во всех интервью конца 2012 года Косаченко винит Петрова за то самое злочастное интервью в Абу-Даби, дескать, оно стало причиной того, что его уволили из команды. Хотя мы-то все знаем истинные причины. Кроме того, «мальчик из леса» — нелицеприятная человеческая характеристика для Виталика.

VII. Полное пренебрежение фактом существования болельщиков Формулы 1 в России и Виталия Петрова в частности (все эти новогодние поздравления — пшик).

VIII. Невнятная позиция на последних переговорах Вертолётов России с Caterham.

Кроме того, есть определённые подозрения и догадки, что:

IX. Косаченко работает больше на себя, чем на Виталия Петрова.

X. Комментаторские пёрлы, пожалуй, оставим в покое.

И моя личная претензия к Косаченко:

Её отношение ко всем болельщикам Виталия Петрова

Update тут












Невесел и Виталик:

Автор: Мурат Шидаков

Поделиться
Отправить
Популярное